Деперсонализация при гендерной дисфории:
широко распространенная, но малоизвестная проблема

Цинния Джонс, писательница, активистка и исследовательница гендера, рассказывает о деперсонализации, симптоме, занимающем значительное место в рассказах трансгендерных людей о жизни до перехода. Однако многие не знают, что деперсонализация может быть симптомом дисфории, а гендерный переход способен принести облегчение.
Прежде всего я собираюсь привести описания некоторых ощущений, и мне хотелось бы, чтобы любой трансгендерный или находящийся в гендерном поиске читатель задумался, испытывал ли он что-то подобное в течение своей жизни:

  • Ощущение отстраненности или отчужденности от собственных мыслей, чувств или тела: «Я знаю, что у меня есть чувства, но я их не чувствую».
  • Чувство разделения на две части: одна участвует в происходящем, а другая спокойно наблюдает за этим: «Есть тело, которое ходит и делает дела, и есть нечто, которое просто наблюдает».
  • Ощущение нереальности или отсутствия вашего «я»
  • Восприятие мира отдаленным, похожим на сон, туманным, безжизненным, бесцветным, искусственным, будто изображение без глубины или что-то не совсем реальное.
  • Погружённость в свои мысли, навязчивый самоанализ или крайняя зацикленность на определенных мыслях
  • Ведение постоянного и последовательного диалога с самим собой
  • Ощущение, будто вы отделены от мира завесой или стеклянной стеной
  • Эмоциональное или физическое онемение, ощущение, будто голова набита ватой
  • Недостаток чувства свободы действий или спонтанности — вы ощущаете себя пустым, роботом или ходячим мертвецом, просто выполняющим все на автомате
  • Вам трудно представить будущее для себя
  • Вы способны ясно мыслить, но вам кажется, что в ваших мыслях или восприятии мира отсутствует какое-то существенное качество
  • Чувство оторванности от жизни, мешающее творческому и открытому взаимодействию с миром
Описания деперсонализации занимают значительное место в рассказах многих транслюдей о своей жизни до перехода.

Photo by Marc Olivier Jodoin
Все это – клинические описания деперсонализации и дереализации, симптомов, которые обычно характеризуются как «чувство нереальности» (American Psychiatric Association, 2013; Sierra, 2009; Steinberg, Cicchetti, Buchanan, Hall, & Rounsavill, 1993; Medford, 2012). Это не бред и не галлюцинация — люди, которые испытывают их без других диссоциативных состояний, обычно имеют неповрежденное понимание реальности. Они способны распознавать и понимать реальный мир нормальным образом, но их опыт жизни и собственного существования ощущается нереальным.

Несмотря на сниженную эмоциональность людей с деперсонализацией, они часто находят эти чувства глубоко неприятными и мучительными и в результате могут испытывать сильную эмоциональную боль (Medford, 2012; American Psychiatric Association, 2013). Дополнительным вызовом является то, что субъективный опыт деперсонализации может быть «особенно трудным для описания пациентами, иногда он может оставаться незамеченным или восприниматься привыкшими к нему пациентами как «норма»» (Steinberg et al., 1993).

Симптомы деперсонализации также могут возникать в контексте невылеченной гендерной дисфории, однако они не получили широкого отражения среди общественности и в большей части литературы, посвященной трансгендерности. Описания переживаний, подобных деперсонализации, занимают значительное место в рассказах многих трансгендерных людей о своей жизни до перехода, и эти симптомы могут сильно повлиять на их общее качество жизни. Но поскольку очень мало внимания уделяется деперсонализации как отдельному симптому, с которым сталкиваются многие люди с гендерной дисфорией, некоторые трансгендерные люди могут с трудом осознавать, что это может быть показателем дисфории, и могут не знать, что они могут найти облегчение с помощью перехода.
Ощущение нереальности, дистанцированность от эмоций, расщепление на «участника» и «наблюдателя»...

Photo by Garidy Sanders
Истории деперсонализации при гендерной дисфории

Самая читаемая статья, которую я когда-либо писала, «Это была дисфория? 8 признаков и симптомов косвенной гендерной дисфории» (на англ.) была моей первой попыткой описать чувство всепроникающего дискомфорта и беспокойства, которое, казалось, не было напрямую связано с гендерными вопросами, но полностью утихло, как только я начала переход. С тех пор, как я опубликовала этот пост в сентябре 2013 года, многие транслюди в сети отметили, что мои описания сильно перекликаются с их собственным опытом, настолько, что это даже пугает.

Хотя некоторые из перечисленных мною чувств могут быть связаны с депрессией и тревогой, от которых я лечилась с момента перехода, многие – явные примеры симптомов деперсонализации. В то время я не знала об этом феномене, но большая часть той статьи читается как его словарное определение: ощущение нереальности, дистанцированность от эмоций, расщепление на «участника» и «наблюдателя», ощущение онемения, ощущение себя роботом, отсутствие свободы действий или спонтанности, отделение от мира «завесой», постоянный критический диалог с самим собой и ошибочное представление, что это норма.
Мне казалось, что моя голова была полна бетона, как будто мое сознание вязло в патоке...

Photo by Nathan Dumlao
«Чувство несоответствия, отключения или отчуждения от собственных эмоций. Я почти никогда не могла заплакать, даже если хотела. Мне хотелось плакать, я знала на каком-то уровне, что должна, но я просто не могла этого сделать. Когда мне редко удавалось заплакать, это было еще хуже. … И я боялась плакать, потому что после этого и в течение следующего дня меня душило это ужасное чувство эмоциональной мертвости. Мне казалось, что моя голова была полна бетона, как будто мое сознание вязло в патоке, и это чувство казалось физическим по своей природе.

Ощущение, будто ты просто делаешь все автоматически, будто ты всегда читаешь свои слова по сценарию. Все всегда казалось каким-то менее реальным, чем должно быть. Я не чувствовала себя собой — я не чувствовала, что могу делать собственный выбор и принимать решения по своему желанию. Мне часто не хватало внутренней инициативы, когда ты чего-то хочешь и ищешь просто потому, что этого хочется и все, без особой причины.

Поскольку я ничего не хотела делать, я просто делала то, что от меня ожидали, и говорила то, что от меня ожидали. Это было все, что я когда-либо делала. Я чувствовала себя актером, зачитывающим мои реплики, и я не знала, как быть кем-то другим.

Всегда казалось, что какая-то невидимая завеса отделяет меня от остального мира — я могла перемещаться в нем, взаимодействовать с ним, но никогда не касалась его и не чувствовала.

В течение нескольких лет мои эмоции были не просто притуплены или нефункциональны — они почти полностью исчезли. День за днем я ничего не чувствовала. И каждый день был одним и тем же, механической рутиной в ожидании, пока он пройдет.

Когда вы не знаете, что происходит, не понимаете даже, реальное ли это состояние, легко подумать, что так и устроена жизнь, что это и есть, кем вы являетесь по своей природе. … Поскольку я видела свое смутное беспокойство именно так, я сначала верила, что у меня нет дисфории, что я в порядке. Я даже не знала, что со мной что-то не так».
Цинния Джонс
статья «Это была дисфория? 8 признаков и симптомов косвенной гендерной дисфории»
Я смогла понять, что это лишь симптомы, что это – не я, лишь когда они исчезли после начала ЗГТ:
    « Я смогла плакать и чувствовать себя хорошо после этого, как будто это наполняло меня силой, а не истощало мои эмоции. Я смогла ощущать вещи во всех их деталях, глубине и фактуре, а не ограничиваться либо оцепенением, либо эмоциональной перегрузкой. Отделяющая меня завеса упала, и жизнь стала легче: я была просто счастлива, весь день, без постоянных навязчивых мыслей, отвлекающих меня и отделяющих от мира. Я по-настоящему забочусь о том, что я делаю, потому что теперь это имеет смысл. Я нормальный человек, которым всегда хотела быть, и я могу просто жить. Наконец-то я стала полноценной. Больше не было чувства неправильности, ощущения, будто во мне чего-то не хватает. Я нашла то, что искала, и это вернуло мне жизнь, которую дисфория забрала у меня».
    Цинния Джонс
    статья «Это была дисфория? 8 признаков и симптомов косвенной гендерной дисфории»
    Моя подруга Пенни, трансгендерная женщина, описывала схожие переживания до и после начала ЗГТ:
        «Когда вы провели с этим всю жизнь, может быть очень трудно осознать, что вы вовсе не «должны» чувствовать себя так, что ваше нормальное состояние – не норма. Даже осознать, что происходит, найти язык для описания своих чувств и переживаний, недостаточно. Чувства страха, безнадежности и беспричинной меланхолии, казавшиеся естественными, растаяли, рассеяв дымку, которая всю жизнь туманила мое видение не только мира, но и самой себя».
        Пенни
        Подруга Циннии Джонс
        Когда я испытывала эмоции, я-наблюдатель распознавал эмоции, но не чувствовал их сам...

        Photo by Vince Fleming
        Многие из трансгендерных и находящихся в гендерном поиске людей упоминают на форумах и в соцсетях схожие симптомы, такие как постоянное эмоциональное оцепенение, ощущение нереальности собственных чувств, ощущение себя роботом, отстранённость от мира, отделение наблюдающей части «я» или отсутствие своего «я», ощущение себя менее реальным.
            «Полное отсутствие мотивации, бессилие и уныние. Не могу ни о чем думать. … Не могу найти силу воли, чтобы «быть человеком» для людей, чувствую себя стеной, которая может только давать ответы «да» или «нет». Ничего не кажется важным. Чувство оторванности от себя, как будто мой разум и тело — две отдельные сущности. Мои повседневные цели не имеют значения при принятии решений. … Я почти постоянно апатична ко всему, мои внешние реакции носят скорее формальный характер, это не то, что я на самом деле чувствую по поводу чего-то. Слабое чувство, что я веду себя как человек, только потому что этого требует общество».
            haventa
            пользовательница Reddit
            7 мая 2016 г.
            «Мои эмоции временами кажутся совершенно искусственными. Даже когда меня провоцируют, мои действия всегда просчитаны, и, когда я злюсь или действую на эмоциях, это похоже на спектакль. На самом деле, я всегда злюсь рационально, и я выражаю свой гнев только после того, как решил: «Я должен разозлиться прямо сейчас». У меня есть прекрасная способность отстраниться и наблюдать за своими чувствами с объективной точки зрения. Временами мою жизнь сопровождает гиперкритический монолог. Как будто я не осознаю, что это моя жизнь, и что вещи, окружающие меня, реальны».
            Terracorner
            пользователь Reddit
            25 июня 2017 г.
            «Я думаю, что уже долгое время не плакала, по-настоящему плакала без какого-либо стимула – фильма или песни, в основном, – которые сильно связаны с чем-то, о чем, как мне кажется, я должна плакать, и даже тогда я чувствую, что борюсь со своим мозгом, чтобы продолжать, пока он пытается отвлечь меня и прекратить. Вдобавок ко всему, я недавно узнала, что когда люди перестают плакать, они чувствуют себя энергичными и исцеленными или что-то в этом роде, а я просто возвращаюсь к опустошенности и отключаюсь…»
            Shoelaze
            пользовательница Reddit
            2 мая 2016 г.
            «Когда я была моложе (особенно часто замечала это в старшей школе), у меня был абсолютно такой же опыт «тело движется, а кто-то другой наблюдает» и ощущение, будто чувствуешь, но в то же время нет. Я помню, как однажды, когда я училась в старшей школе, я просто плакала после ссоры с отцом, и пошла в ванную, чтобы увидеть, как я плачу, и думала: «Ах, да. Это точно я плачу. Интересно, как покраснело мое лицо». И так было почти постоянно; со мной присутствовала Я, беспристрастно наблюдающая каждый момент моего бодрствования, наблюдающая и обдумывающая мои эмоции или действия вместо того, чтобы участвовать в них».
            arco_darco
            пользовательница Reddit
            25 июня 2017 г.
            «В этом состоянии я была беспристрастным наблюдателем собственной жизни. Тот человек, который совершал движения, не был мной-наблюдателем. Всякий раз, когда я испытывала какие-либо эмоции, я-наблюдатель распознавал эмоции, но не чувствовал их сам. Более того, я-наблюдатель имел полный контроль надо мной-действующей в том смысле, что я-наблюдатель мог намеренно отделить любую часть сознания, чтобы ни одно из моих «я» не могло получить к ней доступ. … Все эти симптомы очень быстро исчезли после начала ЗГТ. Примерно через месяц я стала чувствовать, что больше присутствую в настоящем, чем раньше, и реальность стала более материальной и яркой. Я уже не смотрела черно-белую телевизионную трансляцию происходящего, а находилась на месте событий. Мое раздвоенное сознание в один незабываемый момент слилось воедино где-то на пятой неделе ЗГТ, и я получила полный доступ ко всем своим эмоциям…»
            calisthymia
            пользовательница Reddit
            26 июня 2017 г.
            «В 14 лет я испытывал жесткую дереализацию/деперсонализацию, ощущение, что даже мои сны более реальны, чем жизнь, что я смотрю на себя в кинофильме. Теперь это чувствуется по-другому, больше похоже на оцепенение всех эмоций и чувств, пока мое внешнее «я» разыгрывает спектакль для внешнего мира».
            Korf74
            пользователь Reddit
            26 июня 2017 г.
            «Что дало мне понять, что что-то не так, так это когда я начал тренироваться для роллер-дерби и осознал, что на самом деле не представляю, кто я такой. Нужно было придумать псевдоним, что-то говорящий обо мне. Но я осознавал, что ничего не знаю о себе и не могу описать, кто я. Вообще».
            LeighDavidMaxwell
            пользователь Reddit
            26 июня 2017 г.
            «Я ловил себя на вопросе: может, это только сон? Все, что вокруг меня - это вообще реально? Буквально каждый день я чувствовал дежа вю и ощущение притворства. Также, внутренние диалоги — это большая часть меня.».
            intheabyss90
            пользователь Reddit
            26 июня 2017 г.
            «Я никогда по-настоящему не присутствовала в своей жизни. Все было серо, туманно и не вполне реально. До меня ничего толком не доходило. В конце концов, я стала часто мысленно разговаривать сама с собой и в конце концов почувствовала, будто я – два разных человека. Обо мне говорили, что я оторвана от всего. После начала ЗГТ стало лучше; цвета вернулись, и теперь я точно один человек. Все еще работаю над чувством присутствия здесь и сейчас; я часто отключаюсь.»
            lapisblaze
            пользовательница Reddit
            26 июня 2017 г.
            «Все мои воспоминания о возрасте от 7 до 24 лет, все от третьего лица. День за днем я чувствовал себя просто движущимся зомби. Я был полностью отстранен от своих эмоций и либо злился, либо ничего не чувствовал».
            addyftw1
            пользователь Reddit
            26 июня 2017 г.
            «Я проводила весь день в школе, молча скрестив руки или просто совершая действия на автомате. Со временем начали уходить чувства, я не могла почувствовать себя под маской, что была на мне, я как будто задыхалась.»
            disphoricdude
            пользовательница Reddit
            3 мая 2016 г.
            «Я чувствую себя очень отстранённым от своих эмоций. Я давно это ощущал, наверное, с полового созревания. Я всегда думал, что с моим мозгом что-то не то, потому что много раз я хотел по-настоящему почувствовать ту или иную эмоцию, но почему-то не мог».
            cheerbear02
            пользователь Reddit
            2 мая 2016 г.
            «Моя дисфория ощущалась так, будто я всегда задыхаюсь под каким-то тяжелым одеялом или в тумане. Простые вещи казались слишком утомительными, я всегда морально устаю от мелочей, и просто общее ощущение того, что я отличаюсь… плюс, что касается эмоций, у меня был просто сдвиг по фазе. Когда я начал движение к переходу, мне казалось, что этот «туман» в сознании рассеивается с каждым визитом к врачу и психотерапевту».
            einnaeJ
            пользователь Reddit
            3 октября 2013 г.
            «Как будто я всю жизнь так живу, по-другому не знаю. Я часто говорю жене, что думаю об этом как о жизни в черно-белом фильме: я все еще монохромна, но я видела, что можно жить с цветом!»
            Chloe_Stark
            пользовательница Reddit
            25 июня 2017 г.
            «Есть такое клише о женщине, запертой в мужском теле, но все не так просто. Это чувство отрешенности от своего тела и от себя. И это дерьмово, чувак. Это просто охренеть как дерьмово».
            музыкантка, певица, авторка песен, гитаристка панк-группы Against Me!, одна из первых персон в панк-роке, кто совершила каминг-аут, как открытая трансженщина
            2012 г.
            «Это почти невозможно объяснить. Но это разрушительно. Это хуже всего. Это останавливает нас на месте: это дисфория, которая приходит и портит все, сводит на нет тяжелую работу, подрывает нашу уверенность, подрывает нашу идентичность. Это выбивает почву из-под нашей реальности. Это настоящий ад.»
            Многие из этих людей провели годы, живя неполной жизнью, изо всех сил пытаясь разобраться в болезненных чувствах внутренней пустоты и чувстве оторванности от внешнего мира. Я могу подтвердить, что отсюда очень короткий шаг до поиска нездоровых способов хотя бы на короткое время почувствовать себя живым или до вывода о том, что жизнь, возможно, вообще не стоит того, чтобы ее жить. Стресс, который мы в результате испытываем, очень реален — и неосведомленность о потенциальных преимуществах трансгендерного перехода в избавлении от деперсонализации может означать трату еще многих лет на то, чтобы справиться с этим ощущением жизни в пустоте.
                Частота симптомов деперсонализации у трансгендерных людей снижается после медицинского перехода.

                Photo by Stefano Zocca
                Влияние перехода на симптомы деперсонализации

                Депрессивные и тревожные симптомы широко распространены среди трансгендерных людей, и они значительно уменьшаются после начала ЗГТ (Costa & Colizzi, 2016). Несколько исследований также изучали деперсонализацию и в целом диссоциативные симптомы у трансгендерных людей, хотя и не очень подробно. Эти исследования постоянно обнаруживают, что частота диссоциативных симптомов, включая деперсонализацию, повышена у трансгендерных людей и снижается после медицинского перехода (гормональной терапии и/или хирургического вмешательства).
                    Чтобы посмотреть следующую карточку кликните на нее
                    Чтобы посмотреть текст на карточке до конца, кликните на него
                    Чтобы убрать длинный текст, нажмите esc / кликните на крестик в правом верхнем углу экрана / кликните на следующую карточку
                    Чтобы посмотреть следующую карточку – кликните на неё
                    Чтобы посмотреть текст на карточке до конца – кликните на него
                    Чтобы убрать раскрывающийся длинный текст кликните на крестик в правом верхнем углу экрана
                    Уоллинг, Гудвин и Коул (1998)
                    обнаружили, что показатели по Шкале диссоциативных переживаний (DES) были значительно ниже у трансгендерных людей, перенесших гендерно-подтверждающую операцию, по сравнению с трансгендерными людьми, у которых ее не было, особенно по подшкале деперсонализации.
                    Вольфрадт и Нойманн (2001)
                    изучали трансгендерных женщин, перенесших гендерно-аффирмативную операцию, и обнаружили, что их уровни симптомов деперсонализации были сопоставимы с контрольной группой цисгендерных мужчин и женщин.
                    Керстинг с соавторами (2003)
                    сравнили показатели транслюдей (только 17,1% из которых перенесли операцию) с показателями цислюдей из контрольной группы по расширенной версии DES. Транслюди имели средний балл 18,33 по подшкале деперсонализации, тогда как средний балл цисгруппы составил 2,80. Те транслюди, которым сделали операцию, показали средний балл деперсонализации 10,95 по сравнению с 19,85 у тех, у кого не было операции. Тем не менее, авторы отмечают, что общий повышенный показатель деперсонализации у трансгендерной группы был в первую очередь связан с их ответами на один пункт DES, касающийся телесных ощущений («Некоторые люди чувствуют, что их тело — или части их тела — не кажутся принадлежащими им»). Когда этот пункт был исключен, средний балл деперсонализации для транс-группы в целом упал до 8,37.
                    Бандини с соавторами (2013)
                    обнаружили, что трансгендерные люди, которые не подвергались операции на половых органах, показали более высокие баллы по подшкале деперсонализации Теста телесного беспокойства (BUT) по сравнению с цисмужчинами и женщинами из контрольной группы, в то время как транслюди, перенесшие операцию, набрали такие же баллы, что и цисконтрольная группа.
                    Фишер с соавторами (2014)
                    изучали трансмужчин и трансженщин, которые не подвергались хирургическому вмешательству, и обнаружили, что трансженщины, принимающие гормоны, показали значительное снижение показателей деперсонализации в тесте BUT по сравнению с трансженщинами, которые не получали гормоны, но у трансмужчин не было отмечено существенной разницы.
                    Колицци, Коста и Тодарелло (2015)
                    отметили, что у трансгендерных людей риск заболеть любым диссоциативным расстройством в течение жизни составляет 29,6% по сравнению с 12,2% среди населения в целом. В их долгосрочном исследовании средний балл по подшкале деперсонализации DES у трансгендерных людей снизился после ЗГТ (19,05 в начале исследования против 9,31 при последующем наблюдении), но не показал дальнейшего снижения после операции (9,31 против 9,66). Однако когда из подшкалы деперсонализации был исключен пункт «ощущение, что их тело им не принадлежит», их базовый балл снизился с 19,05 до 12,72.
                    Гипотезы и направления будущих исследований

                    Было предложено несколько возможных механизмов для объяснения влияния перехода на симптомы деперсонализации.
                        Назад
                        Говоря из личного опыта, я заметила снятие симптомов деперсонализации в течение одной-двух недель после начала ЗГТ, и это было то, чего я просто никогда раньше не чувствовала — ни во время предыдущих вех перехода, таких как каминг-аут и жизнь в женской социальной роли на постоянной основе, ни в любой другой точке. Ни до, ни после не было ничего даже близкого. Разница, несомненно, ощущалась как химическая; обычное волнение по поводу важных событий в моей жизни никогда не вызывало таких заметных и неожиданных изменений. Эстроген может воздействовать на рецепторы NMDA, которые в широком смысле вовлечены в диссоциативные симптомы, хотя потенциальная роль такого механизма в половой дисфории весьма спекулятивна.

                        В то время как Колицци и соавт. (2015) проводили наблюдения примерно через 12 месяцев после начала ЗГТ, отслеживание симптомов деперсонализации в течение более короткого периода в 1–2 месяца могло бы помочь установить, действительно ли эти изменения могут происходить еще быстрее. Возможность ярких краткосрочных изменений в симптомах деперсонализации также предполагает, что краткосрочная пробная ЗГТ может иметь диагностическую ценность для некоторых людей, находящихся в гендерном поиске, поскольку дает возможность увидеть, оказывают ли гормоны благотворное психологическое и эмоциональное воздействие еще до каких-либо длительных физических изменений.
                            Переход — это о том, чтобы почувствовать себя человеком.

                            Photo by Lili Covac
                            Значение распознавания деперсонализации при гендерной дисфории

                            В публичных представлениях о гендерной дисфории элемент деперсонализации, как правило, почти полностью отсутствует. Метафоры «запертости в чужом теле», «ощущения себя комфортно в своем теле» или «приведения внешнего в соответствие с внутренним» довольно распространены, но гораздо меньше внимания уделяется всепроникающей и сильной эмоциональной боли диссоциативных симптомов, которые часто сопровождают дисфорию — полнейшую удушающую пустоту жизни, полное отсутствие любого подлинного переживания эмоций, отчаянное желание найти способ просто почувствовать себя частью реального мира.

                            Непонимание значения этих симптомов и облегчения, которое мы можем найти при переходе, легко приводит цисгендерных людей к непониманию, почему для нас так важно жить в собственном гендере. Для многих из нас это абсолютно незаменимо, это то, что не подлежит обсуждению, то, от чего мы никогда не откажемся. Это гораздо больше, чем вопрос комфорта — это вопрос обреченности на жизнь без жизни или долгожданного побега из-под этой всепоглощающей завесы и первого прикосновения к реальности. Переход — это не о том, чтобы чувствовать себя мужчиной или женщиной. Это о том, чтобы почувствовать себя человеком.
                            Перевод – Анита Йео, вёрстка – Тео

                            У нас есть чат для близких трансгендерных людей и онлайн-группа поддержки. Присоединяйтесь!
                            Новые статьи и новости
                            публикуются в Telegram @centre_t

                            Подписывайтесь!
                            Этот текст подготовлен при поддержке Центра Т
                            Текст – Гарри Колман, вёрстка – Тео.

                            Центр Т помогает трансгендерным людям в Москве: психологическая и информационная поддержка, терапевтические группы и очные встречи, а также обучение для помогающих практиков.